О сельском хозяйстве глазами успешных фермеров Беларуси. Встреча Про бизнес.

Владимир Адамович: Говорят, в сельском хозяйстве невозможно быть богатым, я решил это опровергнуть


1 октября в офисе TUT.BY состоялась Встреча Про бизнес. с участием учредителя крестьянско-фермерского хозяйства «Цнянские экопродукты» Владимира Адамовича и главы «Крестьянского хозяйства Шруба М.Г», фермера Михаила Шруба. Топикс Агро так же посетил данную встречу и выслушал спикеров. На встрече говорили про бизнес в белорусском сельском хозяйстве. Публикуем ключевые мысли Владимира Адамовича, по материалам портала PROBUSINESS.BY
Владимир Адамович. Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Владимир Адамович. Фото: Сергей Балай, probusiness.by

О мотивации

Все говорят, что в сельском хозяйстве невозможном быть богатым – будешь только горбатым. Я решил это опровергнуть и доказать, что и в сельском хозяйстве можно зарабатывать. Пока не разбогател, но к этому идет.


О рентабельности

Сначала, когда занялся сельским хозяйством, надо было порядок навести на земле. В пырее были все поля и столько проволочника, что в первый год испортил весь картофель, я его продать даже не смог, сработал в убыток.

Потом мы работали с рентабельностью продаж 54-57%. Это в первые годы, когда еще никто не мыл картошку, кроме нас. Цена мытой картошки была в два раза выше, чем грязной.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Когда стали и другие мыть, а уже более 10 хозяйств моют, цены упали. Наверное, сейчас мытая картошка в цене не больше, чем на 20% от грязной отличается.

Кроме этого, я взял еще новые хозяйства – «Косино» и «Ахека», там мы и сеем, и пашем, и убираем – и рентабельность упала до 27%.


О продажах

Продажи мы строили в основном на Россию, до 90% нашего картофеля продаем туда. В этом году в России хороший урожай картофеля. Цены на него сейчас упали ниже плинтуса. Поэтому пока мы не продаем картофель туда, кладем на склад.

В России складов намного меньше, чем у нас. И сейчас на российском рынке ажиотаж: главное – сбыть эту осеннюю продукцию, потому что хранить негде. А у кого есть хранилища, тому сейчас выгодно подержать товар, потому что через месяц-два цена поднимется в два раза в России.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Хороший фактор – из-за засухи поляки стали приезжать к нам за овощами. В этом году они посадили намного меньше в связи с российским эмбарго, а еще засуха ударила. Турки также обращаются к нам. При этом все, кто приезжает из-за рубежа, хотят долгосрочные контракты, смотрят наши склады.


О проблемах с «дебиторкой»

Проблемы есть, как и у всех. При этом белорусские покупатели платят лучше, чем российские. Вот Михаил Григорьевич [Шруб] говорит, что ему «Евроопт» плохо платит, а мне, наоборот, хорошо платит. Больше подводят россияне, с которыми мы уже судимся несколько лет, не можем никак выбить долги.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Хотя российские сети, например, «Магнит» неплохо платили. Конечно, есть задержки, например, не через 30 дней, а через 45 приходят деньги за товар. Но для сравнения в фармацевтике платят и через 60, и через 90 дней.


Чего фермеры ждут от государства

Я жду самого главного – чтобы не мешали. Потому что мешают, мешают и еще раз мешают. То дай эту бумажку, то дай ту бумажку, то дай те отчеты… Это кошмар какой-то!

У меня даже была идея повесить все, что приходи из райисполкома или облисполкома в кабинете на стене. Телеграммы «Срочно!», «Сверхсрочно!». Порой до комизма доходит.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Я говорю: зачем вам это? Зачем эти специалисты, которых держат в управлении сельского хозяйства и продовольствия в районе? Что они делают? Извините: бездельники! Ничего они не делают, ничем не помогают. Так зачем их держать или содержать?

Поэтому самое главное – не мешать.


О финансовом состоянии сельского хозяйства

Что касается помощи, конечно, государство ее оказывает. Я брал кредиты, нам их давали и под 2%, и под 5%, и под 15%. Но кредитоваться сегодня может узкий круг лиц.

Я скажу честно: 90% хозяйств в стране – безденежны, денег ни у кого нет, все так закредитовались, что мама не горюй.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Поэтому им не могут дать кредиты банки. Выход какой? Исполкомы теми деньгами, которые поступают в местные бюджеты, помогают этим убыточным хозяйствам, снабжают их.

Акции двух убыточных хозяйств – «Косино» и «Ахека» – мне по указу президента отдали бесплатно. Потому что у них 96 миллиардов рублей долгов и активов на 88, кажется, миллиардов. За полгода мы уже уменьшили объем долгов до 46 миллиардов. Много чего построили: и хранилище, и рапсовый завод, и комбикормовый цех.

В любом хозяйстве нужны деньги. Но они будут, когда руководители нормально работают. А у нас таких руководителей процентов 10 только. Остальные – это все еще «Советский Союз».


О том, каким должен быть руководитель

Нормальный руководитель, я считаю, не обязательно должен быть специалистом. У нас почему-то принято назначать руководителем хозяйства агронома, главного инженера, ветврача. Да, это могут быть хорошие специалисты, но при этом они часто не могут руководить людьми.

Чтобы человек был эффективным руководителем, нужны два качества.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Первое – аналитический склад ума, чтобы все анализировать и принимать решения.

А второе – и, пожалуй, самое важное – это харизма. Если человек обладает харизмой, может убедить людей, повести за собой, тогда все получится.

А без этих составляющих, наверное, ничего не получится.


Об эффективности

В нашем кругу есть поговорка, один фермер из Могилевской области сказал: «Пока есть государственные колхозы – мы, частники, будем процветать». Потому что мы работаем, вкалываем, у нас производительность труда намного выше, чем у государственных хозяйств.

Простой вам пример, как работает частник и как работает государственное предприятие.

Я построил в Логойске завод «Лекфарм». Сейчас у «Лекфарма» продажи на $3 млн в месяц и сопоставимая выручка у государственного Борисовского завода медпрепаратов. Но там работает больше 2 тыс. человек. На «Лекфарме» – 200 человек. Производительность труда выше на порядок. Аналогично и в сельском хозяйстве.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

То есть частник, это очевидно, работает лучше, чем государственное предприятие. Самое главное – дайте, чтобы был хозяин на земле.

Я считаю, как мне отдали акции двух хозяйств, надо отдать всем руководителям акции. Ставить условие: поднимайте хозяйство за 2 года, если все получилось – 50% акций ваши. Ведь каждый человек думает, прежде всего, о себе, о своей семье, о детях... Если это будут его акции, он будет стараться, работать, если надо, и ночами не спать. Если не его, то и отношение такое будет: все вокруг колхозное…


О зарплате и кадрах на селе

Средняя зарплата в прошлом году в нашем хозяйстве была 10,7 млн. Выручка на одного человека больше 1,5 млрд рублей в год.

Кстати, в этом году, к сожалению, я впервые за пять лет на три дня задержал один раз зарплату. Денег не хватает, не смог своевременно выплатить.

Как я уже говорил, мы присоединили к себе два хозяйства – «Косино» и «Ахека». По «Ахеке» было положение такое, что фонд заработной платы 700 млн, а выручка в месяц – 400 млн. По «Косино» фонд заработной платы был 70% от выручки.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Производительность труда низкая на селе и зарплаты очень низкие.

Из присоединенных хозяйств мы многих увольняем, потому что очень много лишних людей. Многие говорят, что в сельском хозяйстве не хватает специалистов. Чушь абсолютная. Людей очень много в сельском хозяйстве. И чтобы поднять производительность, надо чтобы работало меньше, а выдавало на-гора больше.

Простой пример. Я закупил испанский прицеп, который одновременно собирает сам солому, сам складывает, приезжает и ставит. Одной машиной с этим прицепом мы заменили пять человек. Обычно было так: один погрузчик на поле, один погрузчик стоит на молочно-товарной ферме и три трактора с прицепами возят солому.


О специализации и перспективных нишах

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Я считаю, что все-таки надо чем-то одним заниматься. Я тоже занимаюсь и морковью, и другими овощами, но порой не получается. Как говорил Козьма Прутков, нельзя объять необъятное. Поэтому я решил, что основным будет картофель. Надо сосредоточиться на том, что хорошо получается, что знаешь, что умеешь, добиваясь в этом высоких качественных показателей.

Как я ищу ниши? Еду на Запад, перенимаю опыт у немцев, у французов. Они подсказывают.  Как я пришел к тому, что надо мыть картофель? Приехал на Запад и увидел, что в Европе только мытый картофель продается, грязной картошки в магазинах нет. И подумал: о, отлично, свободная ниша – надо быстрее ее занимать.

А таких ниш свободных у нас уйма.

Посмотрите сколько поляки ввозят к нам овощей замороженных быстрого приготовления. На сковородку бросил и – готово. Все разбирают в магазинах. Поэтому я захожу в магазины, изучаю, что продается, то есть занимаюсь маркетингом. Сейчас будем делать глубокую переработку картофеля. Это иногда выгоднее, чем просто картошку продавать.


О будущем

Честно скажу, бывали моменты, что срывался, что надоедало заниматься сельским хозяйством. Готов был все бросить. Но я упрямый человек, и буду идти до конца.

Я думаю, что будут приходить в сельское хозяйство новые люди из других бизнесов, и богатые, и бедные. Потому что у каждого есть тяга к земле, особенно с возрастом это ощущается. В деревне люди более добродушные, открытые, чем городские ребята. Мне в деревне работать приятно.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Кстати, французы уже пошли на наш рынок, в наше сельское хозяйство, в Логойский район. Потому что некуда продавать в Европе уже. А российский рынок для них закрылся из-за эмбарго на ввоз западной продукции. Поэтому 25 французских фермеров, насколько я знаю, объединились, собрали деньги, наняли тут директора, создали кооператив, уже получили 300 гектаров земли, чтобы выращивать здесь картофель и зарабатывать деньги, продавая его в России.

Они получается мои конкуренты, но я у них учусь. Они намного лучше и качественнее работают, чем мы. И многие вопросы они мне подсказывают. Я им помогаю тоже, технику даю.

    

Михаил Шруб: За последние 2 месяца ко мне обратились айтишник, журналист, бизнесмен за консультацией по фермерству


Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Плохие и хорошие новости в сельском хозяйстве

Негативные факторы, которые повлияли на фермеров и производителей сельскохозяйственной продукции в этом году:

1. Прежде всего, засуха. Из-за нее в нашем хозяйстве результат в два раза ниже, и это беспрецедентно.

2. Девальвация и ее последствия при одновременно сдерживаемой инфляции.

3. Раньше мы «выезжали» за счет российского рынка, там девальвации не было. Сейчас, к сожалению, это невозможно. Приходится искать другие решения. 

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

4. Дебиторская задолженность. Плохо платят и перерабатывающие предприятия, и торговые сети, и другие. Но мы их понимаем, если говорить коротко. Хотя это понимание не добавляет нам средств на счете. Мы прибегаем ко всем законным мерам по взысканию дебиторской задолженности, но, к сожалению, их число довольно ограничено. Надеемся на правительственные и прочие решения, которые позволят убрать эти тромбы в экономике.

Неизбежно рост дебиторской задолженности приводит к тому, что надо дополнительно привлекать какие-то деньги или отвлекать их от каких-то программ. Это нарушает и сдерживает темпы развития.

Хорошая новость: мы живы, здоровы, развиваемся.

В этом году, несмотря ни на что, обеспечили свои 30-40% прироста по объему выручки.  Год, безусловно, закончим с прибылью. И мы реализовали в этом году все проекты, которые хотели. Если говорить о рентабельности, у нас всякое бывало – 30-40-50-60%. Но 30-40% рентабельности достаточно при существующей инфляции. В прошлом году рентабельность у нас была 36%.


Конкуренция с государственными предприятиями

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

В сельском хозяйстве очень высокий уровень конкуренции. Откуда он возникает? Во-первых, все производят, например, картофель, хоть и с разной степенью успеха. Колхозы, совхозы, не будучи мотивированы в успешных продажах, часто свою продукцию «отдают», как они говорят. Это создает такой напряг на рынке, такие ситуации, что часто планировать, прогнозировать почти ничего невозможно.Это является одной из причин такой ситуативности картофельного и овощного рынка.

Эта особенность конкуренции в нашем сельском хозяйстве имеют еще одну сторону – мы, частный бизнес, начинаем сравнивать свою работу с колхозом, а это путь к регрессу. Мы должны учиться передовым образцам и конкурировать с теми, кто осваивает новые технологии – с голландскими, польскими предприятиями.


Плюсы и минусы господдержки

В этом году, в конце концов, – и я с большой радостью это воспринял – появился президентский Указ №146. Мы смогли получить льготное кредитование для приобретения белорусской техники. Скажу честно: мы ее используем. Она уместна на многих работах, тем более, значительно дешевле, чем импортная.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Раньше, чтобы нашему хозяйству получить в лизинг технику, надо было идти в высокий кабинет, снимать шапку и просить: «Дайте, пожалуйста». То есть этот источник кредитования был для нас фактически закрыт.

Сейчас сделали просто: ты подаешь бумагу (на самом деле их куча, но мы к этому уже привыкли), которая подтверждает твою финансовую состоятельность. Банк развития и «Промагролизинг» оценивают финансовое состояние, и если финансовый рейтинг хороший – пожалуйста. Нам сказали: берите что хотите – из весьма внушительного списка, который включает почти все наше сельскохозяйственное машиностроение.

На основании финансового рейтинга мы взяли на 5,5 млрд рублей техники. Это первое подобное событие, которое обнадеживает.

В общем-то помощь сельскому хозяйству оказывается немалая. Может быть, даже большая. С точки зрения возможностей государства – чрезмерно большая. Вся проблема в том, что распределяется государственная помощь по принципу: если деньги у предприятия и так есть – нечего ему их давать. Надо помогать тому, кто бедный. А бедный известно кто – тот, кто плохо работает. И обычно деньги «садятся» там, иногда просто-напросто не возвращаются.


Привлечение финансирования

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Когда-то, начиная заниматься сельским хозяйством, я оказался в голландском банке. И мне чуть не дали кредит в $3 000. Если бы проявил настойчивость – дали бы.

Сейчас этот пример я привожу нашим банкирам постоянно. В наших банках, я считаю, не хватает людей психологического типа Мухаммада Юнуса. Этот известный банкир, лауреат Нобелевской премии, прославился тем, что давал кредиты по $50 и $100 беднейшим людям под низкий процент. И выстроил таким образом коммерческий банк.

У нас в большинстве случаев недорогие иностранные кредиты можно «завести» только через наши банки. А это приведет минимум к 12%-15% годовых в валюте. Я думаю, что улучшение политической ситуации между Западом и нашей страной должно принести свой эффект. У иностранных банков есть деньги, которые они готовы давать на выгодных условиях.

Кстати, трудность в привлечении финансирования – один из серьезнейших факторов, сдерживающих развитие нашего сельского хозяйства. Как можно конкурировать с польским фермером, который фактически платит за трактор половину и еще в рассрочку на 3-5 лет? Мы же получаем этот трактор под 12-15% годовых в валюте плюс 15% растаможка и т.д. Фактически в два раза дороже.


В какие направления в сельском хозяйстве стоит инвестировать

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

За эти 20 с лишним лет мы в хозяйстве занимались много чем.

Вывод: куда бы вы ни вложили в сельском хозяйстве, вы можете получить доход и прибыль. Но развитие останавливает отсутствие ресурсов, прежде всего, земельных.А условия пока таковы, что рынок действительно еще не перенасыщен продукцией, конкурировать можно. Я не говорю о сверхкрупных проектах, которые могут натолкнуться на серьезные конкурентные препятствия. Я говорю о бизнесе размером с фермерское хозяйство, например.

Какое из направлений наиболее выгодно? Год на год не приходится, все зависит от ситуации. Поэтому мы и вынуждены заниматься многим.

Почему мы начинали с овощей? Надо меньше денег, чтобы войти в этот рынок. В отличие от животноводства, в котором, чтобы купить одну хорошую нетель, понадобится €2 000. Где начинающий фермер их найдет?

Кстати, за последние 2 месяца за консультациями по поводу образования фермерского хозяйства ко мне обратились айтишник, журналист, бизнесмен. Меня это в какой-то мере радует.

И на правах опытного в сельском хозяйстве бизнесмена хочу вам открыть один секрет... Из этого бизнеса выхода нет.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Я считаю, что сельское хозяйство должно быть разнообразным. Многообразным. Должны быть всякие хозяйства, не только эти наши трудноуправляемые гиганты. Так что спешите, занимайте место.


Вера в частную инициативу

Бедность порождает бедность, нищета – нищету. Нам надо выбираться из этого состояния. Я вижу только один способ: надо поверить в человека, его инициативу, силу, активность. 

Я не призываю разделить землю так, как делили ее в Украине, России. Надо искать другие способы, в том числе и дать директору предприятия долю, часть акций. Во главе экономического, производственного процесса должен стать хозяин. Не важно, сколько у него земли: 2 гектара или 20 тысяч гектаров.И площадь земли должен устанавливать не райисполком – это должен устанавливать сам руководитель. Если у него получается работать эффективно на 200 гектарах, например, – он завтра их попросит, купит, возьмет в аренду.

В сельском хозяйстве руководить предприятием значительно сложнее, чем в промышленности. Люди менее подготовленные. Они не знают часто, что такое производственная дисциплина.

Хотя мы – талантливая нация. У нас столько руководителей, в том числе и на государственных предприятиях, которые, несмотря на каторжные условия, умеют что-то выжать, что-то сделать. Я часто этому поражаюсь. Но мы должны понимать одно: ресурс ограничен. Мы не можем найти на каждое хозяйство руководителя, рассчитывая, что он его обязательно «вытянет». Надо дать каждому желающему ношу по плечу – 20 гектаров, 200, 200 тыс.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Экономика фермерского хозяйства

Мы занимаемся не только овощеводством, но и животноводством, и другими отраслями. Не столь, казалось бы, эффективными. Но вы же понимаете, что бизнесмена интересует не только норма прибыли, но и масса прибыли. Она зависит от объемов производства.

В прошлом году выручка у нас составила $62 тыс. на человека. Что это значит? Мы достигли показателя, который был в директивных документах. Он  появился неслучайно. И это очень высокий показатель, особенно для сельскохозяйственного предприятия.

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Когда-то мы в хозяйстве мечтали выплачивать работникам 50% от средней зарплаты по стране. При том что соседние с нашим хозяйства платили в 2-3 раза меньше. Сейчас зарплата у нас превышает среднюю по Беларуси. По результатам этого года она будет больше 7 млн. Может, даже значительно больше. 

Надо учитывать, что это зарплата сельскохозяйственного предприятия. Она весомее, чем зарплата, получаемая в Минске – на нее можно больше купить. Плюс у нас довольна приличная натуральная оплата. Наш социальный пакет включает продукты для работников.

Мы не хотим, чтобы у наших сотрудников были личные подсобные хозяйства. Создаем условия, чтобы люди могли от них отказаться, могли отдохнуть после работы. 

Человек должен заниматься тем, чем он занимается профессионально. Остальное время – отдыхать.

 

Фото: Сергей Балай, probusiness.by
Фото: Сергей Балай, probusiness.by
О специализации аграрного бизнеса

Пункт 1. Да, хозяйства должны быть специализированными.

Пункт 2. В наших условиях это невозможно, к сожалению. Почему?  Потому что, например, занимается в Голландии фермер капустой. У него 20 гектаров земли, и все 20 гектаров капусты. Я у него спрашиваю: «А как же севооборот?». Он отвечает: «Очень просто, я меняюсь землей с соседом».


Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста
AlfaSystems GoPro GP261D21